ne_togo (ne_togo) wrote,
ne_togo
ne_togo

Category:

"Тёма думает, что мужчины не плачут"

UPD1:
10 октября 2010 02:00 время московское
Деньги собраны!
Сбор закрыт!
СПАСИБО!!!

С меня отчет и подробности.

UPD2:
12 октября 2010 21:30 время московское
Предварительный отчёт:
http://ne-togo.livejournal.com/308486.html





Тёма и Надя Турпитко из села Большая Уря, Канского района, Красноярского края.

Артем Турпитко уже второй месяц живет в отделении трансплантации почки Российского научного центра хирургии. Впереди несколько недель диализа, пересадка почки, которую Тёме отдаст мама Надя, долгое лечение, 7-й день рождения. Все это время Тёме и маме нужно на что-то жить.


05 октября 2010
"Собеседник №38"
http://www.sobesednik.ru/incident/tema-dumaet-chto-muzhchiny-ne-plachut
Липовец Ирина

Всё больно
Сейчас Тёма – единственный ребенок в отделении. И самый тяжелый пациент. Пока он спит, другие говорят вполголоса, и только мама Надя решается позвать сына, потому что пора мерить давление.
– Тёма, – тихонько зовет она.
Тёма лежит на кровати, свернувшись в клубочек, и делает вид, что не слышит. Для шестилетнего ребенка он очень маленький. К сожалению, на диализе дети почти не развиваются, а Тёме его делают через день.
– Вставай, – уговаривает Надя. – Ты же у меня мужчина.
– Нет! – неожиданно сердится Тёма. – Я никого не слышу!
Так проявляется болезнь. Когда Артем не спит, ему почти всегда больно. Высокое давление – это больно. Диализ – больно. Даже ходить порой больно, потому что отекают ноги.
– Он все понимает, знает, что я чувствую, каково мне. Психолог сказал, что он ведет себя не как ребенок, а как мужчина и по отношению ко мне пытается быть защитником, – тихонько объясняет Надя, выйдя из палаты. Она еще не подозревает, что через два дня Артем окажется в реанимации с тяжелой пневмонией. Это, к сожалению, тоже последствия его болезни – организм уязвим для любой инфекции.
Надя с Тёмой живут в селе Большая Уря, от которого 25 километров до Канска, 240 – до Красноярска и почти 4300 – до Москвы, куда они совсем не думали попасть, но вот пришлось.
– Артем первый раз заболел, когда ему полтора годика было, – рассказывает Надя. – Просто однажды перестал писать, перестал пить. Мы поехали в больницу, и нам сразу поставили диагноз: почечная недостаточность. Обычно как бывает? Ребенок приехал в больницу, анализы плохие – его сразу на диализ. А нам в Красноярске врач попался, который смог обойтись без этого. И пять следующих лет все складывалось нормально. Тёма хоть и на лекарствах был, но жил, как все дети – летом по полям, по улицам носился, зимой с горки катался. Все было хорошо, а в феврале этого года вдруг стало плохо – отказали почки.

«У Артема сердце, как у 80-летнего»
За этот год Тёма пережил гипертонический криз, две реанимации, несколько перитонитов и операций. Сейчас ждет главной – пересадки. Именно ждет – Тёма знает и о своей болезни, и о том, что ему пересадят новую почку и что возьмут ее у мамы.
Надя Турпитко конечно же сразу решила, что отдаст сыну почку, и как донор идеально подошла. Это удача, потому что так бывает далеко не всегда, а шанса дождаться трупной почки у Тёмы нет – очень мало времени.
– У мальчика на фоне диализа сформировалось такое осложнение, как кардиомиопатия, – объясняет Надежда Бабенко, заместитель заведующего отделением трансплантации почки РНЦХ по вопросам педиатрии. – Таким, как у Артема, у обычных людей сердце становится к 70–80 годам. Конечно, если бы его не взяли на диализ по месту жительства, он бы вообще погиб. Мы были вынуждены в течение двух месяцев стабилизировать его состояние, чтобы мальчик перенес наркоз и операцию. Как правило, после трансплантации состояние сердца восстанавливается.
Когда стало известно, что пересадка – единственный шанс спасти жизнь Тёмы, встал вопрос о том, где брать деньги. Операцию Турпитко сделают бесплатно, но на препараты «АТГ-Фрезениус» и «Кэмпас», которые снижают риск отторжения пересаженной почки и почти вдвое увеличивают срок ее жизни, квота не распространяется. А стоят эти лекарства 465 тысяч рублей.
Надя воспитывает сына одна, с отцом Тёмы в разводе. Он – рабочий на одном из красноярских заводов, о сыне помнит и присылает алименты. Надя – логопед в детском саду. Понятно, что почти полмиллиона для этих людей не просто сумма – СУММА.

«Помогли даже те, от кого не ожидали»
Но Турпитко ее собрали! По крупицам, по сусекам, по добрым людям – Надя обошла в Канске все большие и маленькие фирмы, все крупные и мелкие рынки, всех предпринимателей.
– Удивительно, но в крупных фирмах чаще отказывали, – вспоминает она. – А в небольших фирмах хоть помаленьку, но давали. И в деревне нашей почти все откликнулись: соседи сами по 4 тысячи получают, а отдают тысячу.
Когда в феврале Турпитко внезапно уехали в краевой центр, в Большой Уре не знали, что именно произошло. На работе Надя сказала лишь, что вынуждена взять больничный.
– Мы только в марте обо всем узнали, – рассказывает Елена Ятькова, заведующая детским садом, в котором работает Надежда Турпитко. – Их с Артемкой по красноярскому телеканалу показали, сказали, что нужны средства на операцию. Решили у себя в селе провести акцию: в день зарплаты стали просить людей помочь Артему. И все, кто в тот день получал деньги, дали, кто сколько смог. Даже те, от кого и не ожидали, у кого зарплата совсем маленькая.
Односельчане собрали для Тёмы 50 тысяч рублей, столько же выделил директор местного сельхозпредприятия. Не только в Большой Уре, но и по всему Канскому району не самые обеспеченные люди – учителя и воспитатели детсадов всю весну и лето сдавали деньги. Но и этого не хватило, поэтому бабушки Артема оформили кредиты – сколько дал банк. 100 тысяч взяла бабушка с папиной стороны, 80 тысяч – бабушка с маминой. Надя тоже пыталась, но ей отказали.
Как бабушка-врач и бабушка-библиотекарь, обе почти пенсионерки, будут эти кредиты выплачивать, представить трудно даже самой Наде: в первый платеж ее маме придется отдать 5 тысяч рублей, а получает она в библиотеке всего 7. Обе говорят: «Ничего. Как-нибудь».
Деньги, собранные на лекарства, Надя Турпитко везла в Москву в чемодане. Так они и приехали в красноярский аэропорт: мама Надя, с трудом передвигающийся Тёма, сумка с пакетами для перитонеального диализа, который за время пути нужно было провести дважды, и чемодан с деньгами и немногими вещами. Ехали они в августе, рассчитывали, что через пару месяцев вернутся, поэтому ничего теплого с собой не взяли – сейчас октябрь, и Наде не в чем выйти на улицу.
Весь доход Нади и Тёмы – это 4 тысячи рублей алиментов, которые присылает папа. Месяц жить в больнице вдвоем стоит в 5 раз больше. Человеку стороннему может показаться, что если ребенка взяли на бесплатную операцию, то и все остальное тоже бесплатно. Это, к сожалению, не так.
Деньги нужны на еду – Тёма из-за болезни и диализа почти не может есть больничную пищу, а родных, которые могли бы принести фрукты, овощи или молочное, у Турпитко в Москве нет. Поэтому Наде приходится покупать продукты, готовить сыну отдельно и при этом питаться самой – как и все мамы, она в больнице на птичьих правах.
Деньги нужны на дополнительные обследования, которые иногда приходится делать в других учреждениях, на лекарства и витамины – даже те, что положены бесплатно, нередко приходится покупать.
Деньги, в конце концов, нужны на самые простые вещи, о которых Наде некого попросить – посуду, средства личной гигиены, не говоря уже об одежде.
Даже по самым оптимистичным прогнозам, Турпитко пробудут в Москве как минимум до февраля. 5 месяцев – это примерно 100 тысяч рублей «на жизнь».

как помочь?
Благотворительные фонды не могут помочь Турпитко, потому что, как правило, собирают деньги только на лечение. Надю и Тёму выручит абсолютно любая сумма – 200, 300, 500, 1000 рублей или больше, кому сколько по силам.


О том, что не вошло в статью.
С воскресенья, 3 октября, Тёма в реанимации. Воспаление легких. Идет на поправку. Тьфу-тьфу-тьфу! В ближайшее время Тёму и Надю перевезут в больницу Святого Владимира. Розовый талон на госпитализацию получен. Мальчика должны стабилизировать, а потом обратно, в РНЦХ. Операция по трансплантации почки откладывается минимум до конца ноября.
В Москве Тёма и Надя пробудут ещё полгода. По самым оптимистичным прогнозам.

Девочки и мальчики!
Я прошу помощи.
Наде и Тёме нужно 100 000 рублей, чтобы прожить полгода в Москве.
На самое необходимое. На жизнь.




Счет в Сбербанке РФ:
№ лицевого счета 42307.810.4.3818.4004240
Реквизиты: Московский банк специализированный дополнительный офис №9038/01038
Сбербанка России ОАО г. Москва
Счет МФР 30301810800006003800
Корреспондентский счет Сбербанка России 30101.810.4.0000.0000.225
БИК 044525225
ИНН 7707083893
Код ОКПО 00032537
КПП 775001001
Турпитко Надежда Петровна
Перевод не связан с предпринимательской деятельностью. Без НДС.

---------------------------------
Пополнение карты
6761 9600 0066 535767
Сбербанк РФ
---------------------------------
Яндекс кошелек
41001742236268
---------------------------------
WEBMONEY
R138729091805
---------------------------------
PayPal
officeted@msn.com

Телефоны для связи:
8-963-269-5118 Надежда Турпитко (мама)

Отделение трансплантации почки РНЦХ
http://www.pochka.org/
Телефон отделения (499)248-13-44

str2006.09( )mail.ru Попова Ирина Викторовна (ne_togo)
Я обещаю информировать о сборе денежных средств.
Деньги, собранные сверх требуемой суммы, будут переданы нуждающимся пациентам отделения трансплантации почки РНЦХ.


Пожалуйста, сделайте кросс-пост.
Я отвечу на все Ваши вопросы, даже неудобные.
Здоровья Вам и Вашим детям.
И СПАСИБО!


Tags: Турпитко
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 354 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →